«Лицо» журнала «Alphabook»

02.05.2018

cinema_big

1. ДЕТСТВО ЗАКОНЧИЛОСЬ, КОГДА НАЧАЛСЯ ПЕТЕРБУРГ. 

Из родного города я уехал в 15 лет. У меня сразу закончилось детство, началась взрослая жизнь. Не было отрочества, юности. Брат уехал в Москву, я остался один и до 18 лет был предоставлен самому себе. Зарабатывал как мог. Расклеивал объявления, разгружал на Финляндском вокзале вагоны, много работал руками, даже клал плитку. Это была хорошая школа жизни. Мне никто не подсказывал: иди вот туда и делай вот так. Идеи сами появлялись.

2. ВТОРАЯ СТОЛИЦА.

Я по-прежнему влюблён в Петербург. как только переехал сюда, отношение было романтичное. Ходил по улицам, открыв рот. И даже несмотря на то, что это были 1990-е, на улицах люди запросто убивали друг друга. В принципе за 25 лет отношение к Петербургу не изменилось. Вопреки утверждениям о том, что город серый, дождливый, я называю его солнечным. И дело не просто в красках. Имею в виду его жителей. Мне нравится статус Петербурга, как второй столицы. Если бы её не перенесли, это был бы совсем другой город.

3. ПЕРЕСЕЛ НА САМОКАТ

По городу я чаще стараюсь ходить пешком, особенно весной и летом. Но в прошлом году мне Дедушка Мороз подарил самокат. Так что лето я провожу исключительно на нем. С Васильевского острова переезжаю в центр. Люблю прокатиться вдоль канала Грибоедова, там абсолютно каждый дом замечательный, начиная от перекрёстка с Невским проспектом и до самого конца. На самокате есть время разглядеть каждое здание, каждого прохожего.

4. ЗАЙМИСЬ ДЕЛОМ

Для мужчины понятия «счастье, и «дело» тождественны. Мне кажется, быть счастливым - значит делать что-то хорошо, быть на своем месте. Люди ведь появляются на свет, чтобы как-то преображать мир вокруг, отдавать тепло. А не ныть и не быть недовольным, не обвинять кого-то еще в своих проблемах. Мы вот сейчас репетируем «Мещан» Горького, это пьеса 1901 года. Но актуальна и для наших дней. Я играю Нила. Он говорит: «Если человек лежит, у него затёк бок, перевернись. Что вы все ноете? Никто не поможет, да и незачем». Займись делом. Поезжай учись, работай, не сиди просто так. Есть куча разных направлений. Попробуй что-то сделать руками, головой. Только не сиди и не ной.

5. О РАБОТЕ. 

Я дожил до сорока, работаю, снимаюсь, так что, видимо, это мое дело. Мысли появляются разные: оставить, заняться чем-то другим, но пока я тружусь, мне это нравится, приносит удовольствие, кое-какой доход. У меня 40-45 работ в кино, из них для меня но-настоящему стоящих, пожалуй, десять. Но зато они настоящие, сделаны от души и, что называется, по совести. Своеобразный такой фундамент и стены.

6. СЛЕЖУ ЗА СОБОЙ

Я всё таки «человек-актёр», так что когда у тебя 30 съёмочных дней подряд, да ещё каждый день, не дай бог, что-нибудь приклеят на физиономию, нужно, чтобы это как-то отдохнуло. Я про кожу. Кроме того, часто случаются перелеты, переезды, нужно чувствовать себя комфортно. У меня есть одна любимая французская линия, когда бываю за границей, покупаю. В целом не вижу в этом ничего зазорного. Мы же следим за нашей машиной, за нашей квартирой. Подкрашиваем, если что-то нужно, на стене. Почему не следить за своим телом? Главное — просто не увлекаться. Успех для мужчины — это постоянная работа над собой. И в плане развития души, и в части ухода за собой, собственным телом, и в воспитании чувства стиля.

7. ОБ ОДЕЖДЕ

Я как-то не бегаю по магазинам, удивительным образом на съемках или где-то по ходу приобретаю. Недавно вот снимался в Ярославле, там была художник по костюмам замечательная. И я купил практически всю одежду своего персонажа. Это такая своего рода встреча.

8. ВНУТРЕННИЙ ПОКОЙ

Однозначно пришёл после тридцати. Когда уже и дури, и ребячества такого нет. Появляется осознание чего-то иного, меняется отношение к женщинам, окружающему миру. В это время мы так много понимаем и так много можем. У Акунина, например, в предпоследней, книге Фандорину шестьдесят. И он даёт очень точное описание герою, что, «занимаясь всеми своими упражнениями, он ощущал себя на сорок». Это же тоже внутреннее ощущение.

9. СВОИМИ РУКАМИ

У меня есть мечта — сшить ретрочемодан. Это для моей коллекции сумок и саквояжей. Я просто давно люблю поезда и всё, что связано с дорогой. В коллекции уже 45 экземпляров, на балконе оборудовал для них специальное багажное отделение, наподобие СВ. Сам разработал эскиз, чертёж. Так что теперь чемоданы стоят до потолка, рядом стол, лампа, придумал сам себе такой, как в «Азазели», диван с высокой спинкой. И отдельная разборная система. Разбирается кровать, к ней приставляется пуфик от стола, получается кровать 90 иа 200 сантиметров. Вместе со шторами и вагонкой, которой обит балкон, создаётся полное ощущение вагона поезда. Дети могут шуметь где-то в других комнатах, но там я провожу время один, как будто в пути.

10. ГЛАЗАМИ ДЕТЕЙ

Как-то мы с детьми шли в гости. Увидели старинный петербургский дом. Зашли внутрь, я понимаю, что это старый дом: там кованые чугунные лестницы, высокие потолки. На стенах несколько слоёв краски, она вся облупившаяся. А дети идут и говорят: «Папа, это дворец. Смотри, какие завитушки». Они не видят эти слои краски, детскому взгляду доступно изначальное. 

11. КАК ЧУТЬ НЕ ПОМЕНЯЛ ПРОФЕССИЮ

Бабушка мне всё время говорила: «Давай-давай, учись на врача». В 2005 году я снимался в Киеве, играл врача, который восстанавливает фигуристку после травмы. Консультантом картины был главный врач то ли волейбольной, то ли баскетбольной сборной. Он мне показывал массажные приёмы. И в какой-то момент сказал: «Слушай, у тебя хорошие руки, ты артист?» Ну, я говорю: да, снимаюсь в кино. Он: «Да ладно, заканчивай с этим, приезжай ко мне, будешь помощником». И так повторил раза четыре. «Сколько там тебе платят? Короче, приезжай В Сборную тебя беру, будешь помогать». Я думал, он шутит. Ан нет, предлагал зарплату три тысячи долларов.

12. АКТЁРСКОЕ ПОГРУЖЕНИЕ

Бывают очень сложные входы, а особенно выходы. Однажды и я почувствовал на себе значение поговорки «найдя путь к роли, не забудь дорогу обратно». Несколько лет назад репетировали «Идиота» Достоевского. Меня распределили на Рогожина. Друзья и коллеги все удивлялись: «Тебя на Рогожина? Ты же больше Мышкин". Был год страшно сложных репетиций. Должно было получиться такое размышление о страсти, любви, как можно любить и уничтожать - как-то так глубоко нырнули. Актёры спали по пять часов, ходили с полузакрытыми глазами. Ещё тяжело было работать с режиссёром. Казалось, что вот-вот поедет крыша. Тогда впервые на премьере узнал, что такое давление. Лежал в антракте и не мог встать. Померили -170 на 110. Случались панические атаки. Начинала играть музыка, а меня охватывала паника, кругом как будто были демоны. Не потому что себя загонял, а потому что весь процесс до этого проходил с нервами, что-то не получалось с партнёрами. Когда почувствовал неладное, предупредил жену, что могу быть неадекватным, могу начинать ругаться матом, потому что Фёдор Михайлович серьёзно залез в голову. Естественно, когда сыграли несколько раз, все выровнялось. Кстати, раскрою секрет: спектакли лучше всего смотреть после десятого показа.

назад к списку