Интервью для журнала «Sтатус»

15.10.2010

Актер Илья Носков, ставший знаменитым после выхода на экраны картины «Азазель», больше пяти месяцев провел в Волгограде, снимаясь в проекте для Первого канала «Шахта». Журналу «Sтатус» удалось встретиться с актером и узнать о его отношении к российским сериалам, о судьбоносных встречах и картинах и чем он мечтает заниматься в будущем. Подробности из первых уст.

О театре
Я не мечтал быть актером, космонавтом или врачом. Рос себе и рос в маленьком городке Новая Каховка. Видимо, каждого человека кто-то ведет по жизни. Потому что я просто приехал в Петербург в гости к брату и, влюбившись в этот город, решил там остаться. Мне тогда было 15 лет. Поступил в театральный институт, тоже так по-дурацки, не окончив школу. В голове лишь проносились мысли: «Ой, это со мной происходит? Я уже здесь...» Из 80 000-го города приехать в миллионник, красивейший город мира. Конечно, крышу сносит, ходишь по местам Пушкина, Достоевского. Красивейшие архитектурные ансамбли. Общаешься с замечательными людьми. Все «влезает» в мозг и сердце через молекулы воздуха, которым дышишь. Так шаг за шагом учился жить, любить и работать! Звали меня работать в три театра. Я согласился на службу в Александрийский. Отработал там 10 лет. До сих пор его люблю. Но ушел оттуда из-за руководства. Мне не понравилась его политика: в театре сталинского режима не может быть. Должен быть контакт, доверие, чуткость. Ушел в никуда. Было страшно делать шаг в бездну. Но мне не дали впасть в унынье. Тут же пригласили в документальный проект «Православие в разных странах». Это цикл передач. Мне досталась Польша, Финляндия и Чехия. Плюс меня утвердили в фильме «Азиат». Потом меня позвали на СТС в сериал «Одна ночь любви», где я сыграл роль молодого Александра II.

О судьбоносной картине
Знаменитым я проснулся после фильма «Азазель». Учась в театральном институте, я очень хотел сниматься в кино. Работал в театре, играл маленькие роли, участвовал в антрепризах. И в какой-то момент захотел уйти в армию, так как все надоело, да и в кино сниматься не получалось. 
И вот приезжает человек из московской кастинг-группы и спрашивает, читал ли я  «Азазель» Акунина. Я ответил, что нет. В ответ услышал: «Читайте, завтра у режиссера Александра Адабашьяна пробы».
Я сразу понял, что эта роль для меня, но было 5000 кандидатов, и как-то не верилось, что утвердят мою кандидатуру. На тот момент я выпускал моноспектакль по Пушкину и Блоку. Поэтому решил, что с головой окунусь в театральный проект, так как с кино вряд ли что-то светит. Меня вызывали на пробы в Москву. И когда у меня случилась премьера спектакля, мне позвонили за полчаса до его начала и сообщили, что утвердили. Благодаря этому фильму я узнал, что такое съемочная площадка в лучшем ее виде. И жалко, что не везде, где я впоследствии работал, была такая же организация. Люди часто даже представления не имели, что такое съемочная площадка. Они приходят в кино без опыта, не понимая, что и как делать. Естественно, и кинопродукт соответствующий получается.

О сериалах
Глупо говорить о наших сериалах, потому что они снимаются за три копейки. Продюсеры гонятся забить эфир стрелялками, мыльными историями. А ведь есть возможность снять достойный проект. Посмотрите на иностранные сериалы. «Доктор Хаус», «Остаться в живых». Это тоже сериалы, но они снимаются по-другому. Последний на протяжении нескольких лет держал зрителя в напряжении. И сериальные актеры котируются больше, потому что многосерийные фильмы снимать сложнее. У них идет полгода подготовки, а только потом съемки. У нас же сериалы снимаются быстро и не всегда качественно. Мы не умеем развивать истории. На Западе смотрят на рейтинги, как зритель реагирует, и история растет вместе со зрителем. У нас же все переписывается с западных аналогов, повторяются одни и те же слова. Я не первый год в этом болтаюсь. Сейчас, соглашаясь на тот или иной проект, пытаюсь понять, куда иду, с кем и что я потом внутри этого пространства смогу делать. И мне важно, в какую лодку я сажусь.

О роли-мечте
Хотелось бы играть у хороших режиссеров в хорошем кино. Мечта – сыграть в историческом кино, где огромное количество событий, падений-взлетов. Причем персонаж может быть разный, как положительный, так и отрицательный. Мы же, люди, не рождаемся с крыльями или клыками. Нас жизнь меняет. Интересно играть, как человек меняется, как он уходит вверх или низ.

О знакомстве с женой
С женой я познакомился в кафе. Снимался в то время в «Московской саге». Я пошел бродить в плохом настроении, как поется в песне. И в кафе я увидел компанию девушек. Одна из них привлекла мое внимание. Она покорила меня своей улыбкой, солнечностью и жизнерадостностью. Она активнее всех реагировала на события, рассказанные подружками.
Меня никто тогда не знал. «Азазель» еще не вышел. Просто обычный парень. Я долго не знал, как подойти, что сказать. Потом решился: протянул листок бумаги со своим номером телефона и сказал, как-то нескладно от волнения, что буду рад, если она позвонит, можно будет встретиться. Через какое-то время Полина позвонила, и мы стали встречаться.

О вере
Пишут, что я ударился в веру... Я стараюсь быть православным человеком, верующим. Пытаюсь разобраться в себе, жизни, людях. Православие – это как система координат, которая позволяет тебе жить, смотреть на мир. Не болтаться по жизни. Прошу у Бога, чтобы он научил меня любить, терпеть, слышать, отпускать, прощать.  Это распространятся не только на близких, хотя с близкими сложнее всего. Не прошу «Мерседерс». Прошу хорошей работы, интересных ролей.

Об увлечении
Я коллекционирую старинные чемоданчики. У меня есть из Германии, Швейцарии, наш старинный чемоданчик. Одна журналистка подарила мне интересный экземпляр. Ее прадед был вхож в семью Менделеевых. Сам Дмитрий Иванович, как известно, делал чемоданы и дарил своим друзьям. Вот один из них и был подарен ее родственнику. Есть немецкий трофейный чемоданчик. Одна женщина принесла, ее мама во время войны была медсестрой. Всю войну она проходила с этим чемоданом.
Хотел бы попробовать сам их делать. Сейчас собираю информацию об этом. И, кто знает, может, когда-нибудь я буду известным в этой области человеком и заткну за пояс Луи Ветона.

Автор: Елена Козловцева

назад к списку