В роли красного следователя

02.04.2015

cinema_big

Сумасшедшая популярность пришла к Илье Носкову с выходом на экраны фильма «Азазель», где молодой актер первым среди коллег исполнил роль сыщика Фандорина. Сегодня Носков снова возвращается на сто лет назад и снова перевоплощается в образ сыщика. На сей раз он сыграл роль красного следователя в историческом детективе Сергея Снежкина «Контрибуция».

Основные съемки уже закончены, сейчас идет монтаж картины и досъемки. После небольшой сцены с участием Ильи в образе следователя Мурзина и Надежды Толубеевой в роли его любимой — Верочки — режиссер объявляет перерыв, и мы задаем актеру несколько вопросов.

— Илья, вы в первый раз снимаетесь на «Ленфильме»?
— Да. Как это ни странно, живу и работаю в театре в Санкт-Петербурге, а снимаюсь в основном в Москве.

Группа на «Контрибуции» у нас замечательная. Для меня стало сюрпризом, что такой масштабный исторический проект — детище «Ленфильма». И это приятно, поскольку еще совсем недавно мы в основном слышали, что киностудии тяжело, что она переживает не лучшие времена. Дай бог, чтобы «Ленфильм» продолжил свое возрождение.

— Рассказывают, что еще до начала ваших съемок в «Контрибуции» вы приходили в пятый павильон, подолгу ходили среди декораций. Вживались в роль?
— Да, я приходил заранее посмотреть, что там вообще сделано. Чтобы узнать, где, что, как будет происходить. Я никогда не забуду время, когда работал с Виталием Соломиным — нашим известным актером и режиссером. Считаю, мне повезло сотрудничать с ним, я многому у него научился. И он мне рассказывал, как снимали Шерлока Холмса. Душой компании была замечательная Рина Зеленая, которая приходила и своим появлением вносила живую нотку во все вокруг, в том числе в неодушевленные декорации, предметы мебели и вещи. Она говорила: «Нужно все потрогать, потому что ты понимаешь, что этим живешь, — чтобы пространство стало твоим».

— На площадку вы приходили с сыном (сыну Савве 5-й год. — Авт.). Вы часто берете сына с собой? Ему понравилось?
— Нет, я в первый раз взял его на киностудию. Я не думаю, что он понимает весь съемочный процесс. Но ему очень понравилось, что внутри дома построен еще один дом, и какое огромное пространство занимает павильон. У нас действительно масштабные декорации. Целый дворец губернатора выстроили в пятом павильоне. И сын, даже находясь внутри «дворца», бегая по лестницам, залам и анфиладам комнат, не заподозрил, что все это бутафория. Но спросил: почему дом стоит на курьих ножках? Действительно, это же всего лишь декорация…

— Ваш герой — красный сыщик. Интеллектуал, которого можно сравнить либо с Шерлоком Холмсом, либо с Пуаро. Сложная роль?
— Сюжет будущего фильма хоть и имеет литературную первооснову — роман Леонида Юзефовича, режиссер Сергей Снежкин многое переосмыслил для кино. Он замечательно чувствует эту историю, и он как раз меня предостерег от сухого персонажа наподобие уже известных экранных сыщиков, например Эркюля Пуаро. Это история живых людей, в которую вмешалась и еще больше все запутала Гражданская война. Кругом кровь, грязь и смерть. А героям надо принимать решение, на чьей они стороне. Мой герой каким-то образом встал на сторону красных, а его друг — на сторону белых. Причем оба учились в юнкерском училище, за плечами у обоих одна школа, они были друзьями… Другое дело, что люди хотят каких-то перемен. И в один поворотный момент своей жизни каждый принимает собственное решение. Мне нужно было понять, как мой персонаж пошел этой дорогой и как получилось, что он стал красным следователем. Я не думаю, что он чисто «красный» персонаж. Он прежде всего следователь, который борется с преступностью, ловит бандитов. А почему у красных?.. Мы оговаривали это с режиссером — мой герой понимает, что идет новая волна и нужно что-то в этой стране менять. Он считает, что те люди, которые пришли с революцией, при всех своих недостатках как раз могут многое изменить в России. Другое дело, мы знаем, чем потом все это закончилось. Но у нас — данный момент времени, еще наполненный революционной романтикой, поэтому нас интересует эта история.

Каждый день у нас на съемках происходила некая борьба с режиссером. У меня есть свой взгляд на персонаж, и мне хотелось некоторые детали делать по-своему. А у Сергея Олеговича в голове выстроилась уже вся картина целиком. Мы старались договариваться, как играть — более мягко или, напротив, героически. Сергей Олегович добавлял объема в эту историю, потому что он человек такой — удивительный. Появляются нюансы, полутона, которые наполняют персонажи более глубоким смыслом. Исчезает косность, статичность, трафаретность. При таком режиме работы нет смысла в каких-либо «домашних заготовках», поскольку на съемочной площадке всякий раз происходило рождение чего-то нового в персонаже — именно в данный момент.

— Опыт съемок в «Азазель» пригодился?
— «Азазель» был моим первым фильмом, мой первый жизненный киношный опыт. Это было давно. Сейчас накопился уже опыт свой, актерский. Тем более у нас в «Контрибуции» нет ничего такого. Есть детективная нота, но в большей части важны сами люди и их взаимоотношения. Тем более все конфликты происходят на фоне тяжелого времени. Идет война, кругом каждый день гибнут люди, и Сергей Олегович постоянно напоминал, что все живут как на пороховой бочке.

— Вы активно играете в театре. Расскажите о постановках, в которых участвуете…
— Я сейчас много играю в Театре «На Васильевском». Два основных спектакля — «Идиот» (по роману Достоевского), я там играю Рогожина, и «Бесприданница» по пьесе Островского. Там играю Паратова. Спектакли советую, там замечательная труппа работает, и за свои роли мне не стыдно. Наш Паратов отличается от того барина, что показал Никита Михалков в кино. У нас более театральная история. Достоевский у нас, как мне кажется, поставлен по классическим канонам. Тяжелый был спектакль, но интересный — советую посмотреть.

Есть спектакль с братом. Театральное товарищество «Носков и компания» никуда не делось. Мы играем периодически в разных театрах. По городским афишам это легко отследить.

Автор: Агаферин Артемий

назад к списку