Интервью для «АиФ Петербург»

09.01.2013

cinema_big

Ангел-хранитель

«АиФ-Петербург»: Илья, в своё время вы ушли из Александринского театра, поскольку там не было интересных ролей. Много снимались в кино, но теперь решили вернуться на сцену?

– Я от театра никогда не открещивался, хотел работать. Рад, что вернулся. Тем более, сразу – такая роль!

 «АиФ-Петербург»: Да ведь ваш Паратов подлец. Бросил девушку, променяв любовь на деньги. 

– Подлец – узкое определение, оно означает, что человек неисправим, закостенел. А я пытаюсь вложить в героя широту русской души и «достоевщинку», глубину. Паратов спонтанен, красив, не мелок. Даже брошенная им Лариса говорит: «Если я его не смею осуждать, то и вы не смеете». Это тоже показатель. Обычно женщина остаётся обиженной и произносит совсем другие слова. Так что я играю многогранность, многослойность этой истории.

 «АиФ-Петербург»: При этом вы почти одновременно сыграли совершенно противоположную роль монаха в картине «Василиса Кожина» о войне 1812 года. Что же «монашеского» разглядел в вас режиссёр? 

– Режиссёру Антону Сиверсу хотелось, чтобы монах был не тщедушный, а богатырского сложения. Тут есть отсыл к Куликовской битве, перед которой монах Пересвет в поединке победил татарского богатыря. Недавно я был в Оптиной пустыни и обратил внимание –какие там красивые, статные монахи. Девушки стонут: «Лучшие мужчины уходят!». Это люди, способные на духовный подвиг. Мой герой – молодой, но мудрый.

 «АиФ-Петербург»: А вы сами человек верующий?

– К вере пришёл давно. Дочке своей говорю: «Как бы тебе трудно ни было, представь, у тебя за правым плечом ангел-хранитель. Он всегда рядом». Она начинает оглядываться. Это и на меня самого действует.

Ответ Голливуду?

«АиФ-Петербург»: Современные актёры предпочитают не говорить о ролях, которые хотели бы сыграть. А вы неоднократно заявляли, что мечтаете о Петре Первом. Чем он вас привлекает?

– Это мечта давняя. Хочется сыграть именно в кино, и показать начало строительства Санкт-Петербурга. Меня восхищает энергия Петра, его воля. Он любил, хотел и делал. Сам знал 14 ремёсел. Коррупцию на корню рубил, не смотрел на чины: если человек работает и у него есть голова, то, будь он хоть крестьянин, – возвышал. А не так как сейчас происходит.

«АиФ-Петербург»: В ожидании такой роли от многого отказываетесь?

– Примерно от половины предложений. То материал уж очень «простой», то режиссёр не внушает доверия. Да и надоело играть среднестатистического «хорошего парня». Работа есть, но хочется глобального – в кино и театре.

«АиФ-Петербург»: А комедия «Красотка», в которой снялись в «роли Ричарда Гира», это наш ответ Голливуду?

– Не «наш ответ», а – похожая история. Симпатичная, смешная. «Джулию Робертс» играет молодая, но уже известная московская актриса Анна Старшенбаум. Голливудского размаха нет, у нас телевизионная версия, всё делается в быстром темпе, при этом, к сожалению, теряются «вкусности». Но я на этой комедии «черпанул» много нового.

«АиФ-Петербург»: Это хорошо, что вас не зовут на роли бандитов?

– Бандитов не играл, а хотелось бы! Предполагался один сериал. Мой герой – ну просто «убивец-убивец», но проект свернулся. Если возобновится, то сыграю. Хочется разных ролей, чтобы все удивились: «А ты ещё и так можешь?!» Приятно, что о Паратове такое говорят. Значит, убедил.

назад к списку